главная мои путешествия фотоальбом карты ссылки почта
советы другие отчеты автоновости гостиницы объявления гостевая

Записки дачника.Часть 7.

Автор: Andrew


...

 

Шагаю, значит, я, а руки, прямо, сами собой так и  чешутся:

- «Сейчас, сейчас, милые, мордочки-то я вам начищу до самого яркого блеска! Будете знать, как над парнем молодым, да неженатым, измываться!»

Так думал я про себя, сворачивая на Краснохулиганскую, за дом номер 1. Свернул.

Батюшки! И глазам своим не верю.

А третьего дома-то и нет совсем. Вот совсем прямо за первым и стояла вековая избушка с иконками и образами в горнице. И старушка милая (как в последствии оказалось, с виду толькоJ) из окошка выглядывала постоянно и проходящих осматривала.

А сейчас, на данный момент, исчез дом, полностью растворился. Детский сад, далее - да, присутствует. Дети немногочисленные (вымирает Россия-то, это я уже повторяюсь, но грех не повторитьL – рожать некому стало и не от кого) прыгают по лавочкам и импортных Бэтманов  и Норрисов пытаются с дохлым визгом изображать. Получается у них, я заметил, но с трудом.

Короче, пятый дом присутствует, прохожу с волнением мимо него, хотя единственная воспитательница, приглядывающая за детишками, очень даже ничего. Но во мне еще не остыла волна народного гнева, вызванная наглым поведением отдельных представительниц противоположного пола.

А вот и чудо из чудес – седьмой дом появляется. Привет,- говорю ему – пропащий мой.

Подхожу поближе – да, дом номер семь, и вывеска у входной двери мною сразу замечается – «Земельный комитет такого-то района Московской области». Висит вывеска, правда, наряду со многими другими вывесками, облепившими ее вокруг; тут и банк какой-то пристроился и еще чего многое с причудливыми названиями, созданное плутоватыми современными российскими бизнесменами, понятно, с одной только всем известной целью – отмыть побольше грязных денег своих и – за рубеж их – подальше от гнева народа праведного. В оффшор, знамо дело.

Поднимаюсь по ступенькам высоким, распахиваю дверь входную и попадаю в просторный холл.

Вообще, тут немного поприличнее, чем в БТИ, выше мною описанном. Здание само посовременнее, четырехэтажное, коридоры просторнее, дверей разных больше гораздо.

Холл при входе выглядит пристойно; тут тебе и газетный киоск со свежей периодикой, киоск канцелярский, специализированный, можно купить папки для бумаг (это оказалось очень даже кстати, как оказалось впоследствии), ручки, отксерить необходимую документацию (и это тоже удобно). Даже кафешка оказалась, но довольно скромная – соки, булочки, из спиртного - только пиво. Водку не наливают и продавщица пожилая да противная , ну да Бог с ней. Идем далее.

Здесь, оказалось, на первом же этаже, располагается юрист – подхожу, читаю – «Палкин Семен Петрович. Часы работы…..» (Здесь и далее фамилии изменены – мое примечание – хотя и напоминают оригинал). Даже КПРФ снимает здесь в лице районной организации свой уголок – подергал, заперто – жалко, надо будет наведаться, взносы заплатить. Часы работы ихние тоже записал.

Поднимаюсь по лестнице на второй этаж. Здесь, по моим записям, находится комитет Земельный. Точно, вот он, родимый. Народу, как и в БТИ, много, но большой холл для ожидания и скамейки для сидения скрадывают ощущение тесноты и безысходности.

Занимаю очередь где-то в третьем десятке, узнаю у народа, вообще туда ли я стою. На двери написано – «Инспектора…………..такие-то, сякие-то» – фамилии, словом. Их много довольно, фамилий четыре или пять, не менее.

-«Туда,…туда»- твердила, кивая мне, маленькая старушка в цветастом, не по-осеннему платочке и с клюшкой в узловатой руке – «Там тебе, мил человек и разъяснят, что за чем у них следует, сколько стоит и что надо собрать, бланки ихние нужные для этого дадут».

Ну, успокоился я, что туда попал, гляжу, и очередь двигается довольно быстро и к закрытию (16.00) успеваю со стопроцентной вероятностью попасть. А успокоившись, начал оглядывать и весь народ, здесь собравшийся, чтобы найти какую женскую симпатичную мордашку со стройной фигуркой. Посмотреть, полюбоваться, глядишь, и время быстрее пройдет.

Но, как на зло, ничего подходящего не замечалось. Контингент собрался довольно однообразный в массе своей. Либо «носороги» с золотыми перстнями на сарделечных пальцах, в изобилии своем виденные мною еще в БТИ, либо старики да старушки на палочках, с пистончиками валидола и бумажками в дрожащих от немощи руках. И все. Да и «носороги» какие – то знакомые смутно, точно, встречал их в бюро еще технической инвентаризации.

Все имеет свой конец, как говаривал за кружкой пива в своей Германии старина Кант. И конец моего ожидания настал довольно скоро, приблизительно через час. Очередь была поорганизованней, постоянно сменялся в ней ответственный за внутренний порядок, со списком в руках. Менялся по мере прохождения.

Вот и настала, наконец, моя очередь. Вошел я в довольно просторную комнату, в которой рядами стояли пять - шесть столов с компьютерами на каждом. И за каждым сидел инструктор.

Я попал к одному из них, мужчине средних лет, приблизительно, 40 – 45-ти. Он внимательно выслушал мою проблему и сказал, что для получения кадастрового плана участка мне необходимо иметь и принести им в следующий раз следующее:

1.      Копию свидетельства 1992 – го года (см. выше),

2.      Выписку из решения собрания сельского совета о выдаче этого самого свидетельства (получить в сельсовете, которому подчинено наше садовое товарищество),

3.      Справку о том, что границы моего участка четко ограничены и соседи мои претензий ко мне в отношении этих границ не имеют (выдал бланк), каждый сосед должен расписаться,

4.      Уведомление каждому соседу о том, что в определенный день и час он должен быть на месте и рассмотреть возможность подписать мне п.3 (выдал бланк), каждый сосед должен расписаться.

Ну и квитанцию по оплате, разумеется. В зависимости, от срока, когда нужно – полмесяца 3750 рублей, месяц – 2500 (цены тех еще лет, сейчас изменились и не в меньшую сторону, естественно).

Полный бред. Как я соберу этих своих соседей всех одновременно на своих участках. Вторая половина сентября…, редки уже стали поездки дачные у людей, погодка прямо скажем, не очень – ветер периодически, дожди, прохладно. Разве у кого дом теплый…Мобильного тогда у меня не было, тащится на переговорный межгород, недалеко тут, правда, вызваниваться, рабочий день, четверг в разгаре…

Ладно, махнул я на все это рукой. Поеду-ка я на автобусе к себе на садовый участок, а завтра махну искать сельсовет, он здесь где-то в райцентре, переезжает постоянно, но найду.

Так, погруженный весь в свои мысли, вышел я на улицу и стал спускаться вниз по ступенькам и стал обходить припаркованные около входа навороченные тачки прибывших сюда хозяев жизни, новых русских. Из глубины размышлений меня вывел вышедший из одной из таких тонированных громадных блестящих мастодонтов человек, который хлопнул меня по плечу.

Поднимаю глаза – Ильяс собственной персоной. Давно его не было видно.

-«Садись, дорогой»- приглашает меня в раскрытое дверцей чрево лендровера.

-«Зачем?»- спрашиваю я.

-«Садись, разговор есть».

Что делать, сажусь, куда деваться, попробуй не сядь…

Расселись. Поехали. Внутри было тепло – работала печка, негромко играла мусульманская музыка и певец на незнакомом языке что-то гортанно напевал.

-«Про что это он?»- спрашиваю Ильяса.

-«Как про что, про любовь, конечно»- с готовностью объясняет кавказец – «Вот по поводу любви у нас с тобой и разговор будет…»

- «Не голубой ли, часом» – мелькнула мысль.

Тут тачка плавно остановилась. Оказывается, и проехали метров 300, не более.

Выходим. Ильяс кивает на расположенное напротив через дорогу кафе – бар с вывеской «Пещера». Видел я эту вывеску и ранее, но не заходил никогда, так как про заведение это в городе ходили слухи, что это не иначе как штаб – квартира одной из бандитских группировок города и просто так соваться туда крайне нежелательно, да и цены…

Прохожу со вздохом, спускаюсь по ступенькам вниз, в подвал. Действительно, пещера. Ступеньки вели круто и глубоко под землю. Стены этого входа – спуска были облицованы декоративным камнем и создавали полное ощущение, что ты пират и спускаешься в тайный грот за спрятанными там сокровищами.

За мной были слышны шаги Ильяса. Все громче и громче становилась слышна музыка, опять восточная.

Спуск окончился и за коротким тамбуром открылся моему взору небольшой уютный зал, обставленный неброско, но дорого.

Народу было немного – лишь угловой столик в дальнем конце зала занимала кампания молодых кавказцев в кожаных куртках. Они бросили на нас взгляд, как только мы с Ильясом вошли, профессионально отметили и больше на нас не обращали, как бы никакого внимания. Охрана, очевидно.

-«Садись, дорогой, на любое место, где нравится. Шашлык кушать будем, разговаривать, вино пить» – гостеприимно махнул рукой Ильяс.

-«Уж лучше водку…» – хмуро пробормотал я – «А о чем разговаривать-то?», и присел за первый попавшийся стол.

-«Поедим, давай»- заявил мой собеседник и незаметно сделал знак рукой.

Тот час же перед нами появился шашлык из осетрины, фрукты, зелень. Перед Ильясом кувшин с вином, а передо мной – графинчик и водочка в нем.

Ильяс налил сначала мне, потом себе.

-«Давай, за знакомство» – произнес он и первый опрокинул свой стакан и захрустел свежим яблоком.

-«Давай» – нехотя поддержал я и выпил стопка. Водочка была отменная. Потом отдал должное в меру прожаренной осетрине.

Ильяс оттягивал начало нашего разговора, и это мне совсем не нравилось.

-«Жизнь без приключению пресна и неинтересна» - издалека начал он, наливая себе еще вина - «И я решил немного развлечься. Девушек, Машу с Олей,  я наказал. Будут в следующий раз точнее выполнять приказы руководства. А их руководитель – это я, что б ты знал. И бабку – партизанку хренову тоже наказал. Э-Эх, правильно говорят – седина в бороду – бес в ребро…Хоть бороды у нее  нет и не будет, но тоже сваляла дурака…

Я ведь им что сказал, кастрировать тебя и всего-то. Девки что б держали, а Фроловна….ножницами….ну, ты понимаешь, не маленький.

А это б….ди что удумали – порнуху разводить. Бабка, карга старая, слюни распустили до пола…

Словом, наказал я их. Сейчас здесь, у меня в подвале сидят. А вот как их замочить, так, чтобы побольнее было, пока не придумаю. Может, ты подскажешь?»

-«А может, не надо мочить?» – с робкой надеждой спросил я и налил себе вторую стопку, раз за мной не ухаживают. Что-то вдруг жалко стало мне своих недавних бывших мучительниц. Женщины все же.

-«Надо, Андрюша, надо» - голосом Шурика из старой советской комедии ласково почему – то сказал Ильяс – «Раз не накажешь, второй, так и порядок в команде совсем распустить можно. А порядок должен быть» – он поводил передо мной в этот момент указательным пальцем с видом великого мудреца и пророка одновременно.

-«Но есть у меня к  тебе деловое предложение. Давай заключим соглашение, и вот какое. Ты мне здорово надоел» – с кавказской прямотой заявил он.

-«Чем же это я тебя так?» – спросил я.

-«Да крутишься тут под ногами, водку пьянствуешь целыми днями, баб моих портишь с особым цинизмом, прямо у меня перед глазами. А тут еще участок  ср…ый вздумал переводить с матери на себя переводить».

-«Откуда знаешь?»- удивился я.

-«Я в этом городе и в его окрестностях все знаю и обо всем в курсе» – гордо заявил он. Поэтому у меня к тебе есть  деловое предложение» – в этот момент я залпом выпил.

-Да-да, пей, дорогой. А предложение вот какое, собственно. Я хочу тебя убить. И девок хочу убить. И бабку тоже надо. Но это скучно. Сейчас у нас что?» – он посмотрел на календарь наручных часов – «Правильно, четверг, восемнадцатое сентября. А тридцать первое декабря что? Правильно, пятница. Так вот, если ты успеешь оформить свой участок до Нового года и 31 декабря принесешь новое свидетельство сюда, положишь его на этот стол передо мной, » - он постучал своей вилкой по скатерти – «то я девиц и партизанку бывшую полоумную выпускаю и тебя более не трогаю.

Если не успеешь или не сможешь, » – он хитрыми масляными глазками посмотрел на меня в упор –  «убью всех.

Более того, с 9.00 завтрашнего дня дам своим абрекам приказ мочить тебя по всему городу, где увидят.

Вот, к примеру, завтра ты собираешься в сельсовет. Я бы не советовал, прямо скажем, очень не советовал, тебе этого делать»,

-«А как же….»

-«А вот так же» – передразнил он меня – «смысл моего предложения понятен? А, впрочем, ты все равно не сможешь от него отказаться, я так думаю».

-«Хорошо, а где гарантии, что девчонки у тебя?» – усомнился я.

-«Вот, молодец!» – обрадовался почему-то Ильяс – «Приятно иметь дело с умным человеком. Пойдем».

Он резко встал из-за стола и двинулся к одной из задних дверей зала. Я побрел за ним.

Мы вышли за дверь. Далее была еще одна лестница, ведущая снова вниз. Стертые, потрескавшиеся ступеньки привели нас в узкий длинный коридор, вдоль которого были расположен ряд металлических решеток. Помещения за ними были пусты.

Пройдя немного, Ильяс остановился напротив деревянной двери с глазком, прямо как в обычной квартире. Погремев ключами, открыл дверь и сделал мне приглашающий жест, входи мол. Прохожу и попадаю в тесную камеру с голыми бетонными стенами, с вмурованными в них на уровне пояса рядами металлических колец.

К трем из них наручниками и были пристегнуты пленницы. Абсолютно голые, они полусидели – полулежали на какой-то драной мешковине или куче грязных тряпок. Пахло потом, мочой и еще чем-то, непонятно чем, лекарствами, что ли.

Присмотрелся я к ним повнимательнее. У Машеньки был аккуратно подбит левый глаз, у Ольги так же аккуратно и симметрично горел фингал под правым. Старушка же, стыдливо закрывая свободной рукой свое причинное место, была совершенно справедливо, с моей точки зрения, подбита на оба.

Причем девчата тельца свои порочные донельзя, в отличие от бабули - партизанки, не скрывали, выпячивали навстречу нам с Ильясом. Но меня, к примеру, это совсем не возбуждало.

Задумался я, стоит ли, вообще рисковать своей шкурой, стараться, и всю эту компанию вообще из плена-то выручать. Вспомнил я, как эти самые хрюшки, вчера еще меня, сонного, к кровати колготками привязывали, стимулировали, пользуясь моим беспомощным положением… Насиловали, в общем.

Ну, это с одной стороны…. А с другой….

Наливали ведь бесплатно… И сколько…

Вышли мы с Ильясом из узилища. Аккуратно он клетку на замок запер, проверил, надежно ли и махнул мне рукой, пошли-де обратно, наверх, там и договорим. Отвернулся. Мелькнула у меня мысль  - трахнуть его по башке чем-нибудь тяжелым, замок открыть и вместе всем выбираться на свободу, на улицу.

Но вспомнил парней в зале, да и тяжелого ничего вокруг не наблюдалось. И вообще, такому здоровому затылку надо что-то не просто тяжелое, а очень тяжелое…

Поднимаемся наверх, садимся за тот же столик, выпиваем.

-«Ну что, дорогой мой, время пошло» – произнес свой издевательский тост Ильяс, мы чокнулись и выпили.

Я резко стал из-за стола.

«Ты куда, посиди, покушай» - заскулил мой собеседник.

- «Сам же торопишь, к Новому году успевать надо» - отвечаю и бреду по ступенькам на улицу.

продолжение следует....:)))

 

к предыдущим главам к следующим главам

 

designer & webmaster & administrator : somosa e-mail : somosa@list.ru "Версты"© 2004 Контакты в WWW

 

Hosted by uCoz